Круиз по Нилу +

Круиз по Нилу
Круиз по Нилу

Хотите активного отдыха? На протяжении сотен лет все, у кого был с собой корабль, контейнер, телега или хотя бы сундук, вывозили отсюда мумии кошек, статуи, саркофаги, амфоры и целые храмы; великий Шампольон, расшифро­вавший иероглифы, и тот выламывал фрески квадратными метрами.

Но даже и так, несмотря на все это, Египет остается «страной стран».

Круиз по Нилу окончен, осталось ступить на берег ив этот момент, в силу какой-то непостижимой ошибки, тебя затягивает в дурную бесконечность. Простое действие – сойти со знакомого, обжитого за три дня корабля на берег – наталкивается на озадачивающее сопротивление среды. Вместо земли ты странным образом ока­зываешься в другом огромном холле – тоже с обелисками, тоже с головой Озимандия и псевдоантичным барельефом с Антиноем, тоже с зеркалами и люстрой, как в Большом театре; шаг поневоле замедляется, начинаешь глазеть по сторонам, а ноги уже выносят тебя на берег, однако никакого берега нет: коридор ведет в еще одну помпезно убранную полость – султанский дворец из «Тысячи и одной ночи», с тяжелыми коврами, мумией крокодила, ориен­тальным фонтаном и мраморной лестницей в бельэтаж; и снова – вместо набережной – новый холл, стилизованный под гробницу фараона и расписанный каким-то асуанским Микеланджело. Пространство и время начинают неконтро­лируемо реплицироваться, как в «битом» файле. Сколько, спрашивается, плавучих дворцов можно пришвартовать на Ниле подобным образом, бок о бок, без каких-либо тра­пов, вплотную друг к другу: десять? Двенадцать? Двадцать? Запросто, с кондачка, проехать весь Египет с севера на юг не получится: в опасных, «бенладенских», зонах инфраструктура для путешествий отсутствует. В стране, по сути, есть два более или менее доступных для туристов коридора – южный, от Луксора до Абу-Симбела, и северный, в дельте, между Каиром и Александрией. Вы можете выбрать сами себе по душе. Первый гораздо оживленнее второго. Классический, томас-куковский египетский маршрут: прилетаешь в Каир, оттуда ночь на поезде или час на самолете в Луксор – и круиз по Нилу на юг, до Асуана. Коридор этот достаточно длинный, однако очень узкий, привязан­ный к Реке (река в Египте одна, других нет); не надейтесь, что здесь найдется много мест, где можно насладиться ду­хом древности в одиночестве; придется поработать локтями. Собственно, главная проблема, связанная с Египтом, – это как избавиться от толп других туристов, которые, в свою очередь, спят и видят, как избавиться от вас. Решение одно – ехать туда в момент, когда правительства «цивилизованных» стран призывают своих граждан воздержаться от поездок в страну, проявляющую вулканическую активность. Как сейчас, то есть после революции.

Египет никогда не был самой безопасной страной на све­те для отдыха, как и сама затея круиза по Нилу, поэтому жаловаться на нынешнее засилье фундамента­листов и «революционеров-2.0» нелепо. В конце концов, мы все знаем, что эта страна прошла огромный путь от Рамзеса II до Цукерберга и от Книги Мертвых до Твиттера, так что неудивительно, что здешние жители – люди, что назы­вается, с огоньком. Делать в Каире вид, что ничего не про­изошло, и, глаза в пол, добираться до Каирского музея можно, но правда ли, что вы ничего от этого не потеряете? Арабская весна дала египетской столице как минимум две новые достопримечательности – майдан Тахрир (где до сих пор на фонаре висит чучело Мубарака, в палатках толкутся «рассерженные горожане», а воздух свободы можно разливать по бутылкам и продавать в суверенных демократиях) и удивительное местечко в Гизе, где произошла знаменитая «верблюжья атака» – когда правительственные войска и со­чувствующие кровавому режиму Мубарака бизнесмены на верблюдах атаковали ошалевших от подобной дикости пользователей Фейсбука и Твиттера. Говорят, что особый эффект был достигнут благодаря неожиданности: нападаю­щие выскочили непосредственно из-за пирамид.