Книга Полонез +

fileЧитая «», непроизвольно вспоминаешь пьесу Р. Болта «Нежный Джек» и авторское вступление к ней, опубликованное в 1965 году в книжном издании пьесы. Философское толкование, которое дает Болт своей символической пьесе, построено на экзистенциалистских принципах. В чем-то весьма существенном они перекликаются с мотивами, звучащими в «Полонезе».
«Человеческие существа,— писал БолТ,— не могут Жить в мире, которым управляет Рассудок.

Не могут они довольствоваться и диктатом импульсов чистой эмоции. Единственный мир, который мог бы быть пригоден для существования,— мир компромисса. Но компромисс неосуществим. Там, где оба полюса сближаются и кажутся примиренными, на деле один должен подчиняться другому. Отсюда наша непреодолимая неудовлетворенность».


Знаком ли был Рид с пояснительной запиской Болта к «Нежному Джеку» и самой пьесой, воспринял ли как то по-другому мысль своего старшего современника не так существенно. Важнее другое: как пьеса Болта, так и написанный через 13 лет после ее постановки роман Рида— характерное проявление представлений многих интеллигентов Запада последних двух десятилетий об огромной сложности и противоречивости каждой человеческой личности, о невозможности постигнуть человека без учета этой противоречивости, свойственной каждому мыслящему индивиду.
Фигура Стефана Корновского, слабовольного и слабодушного труса, мнившего себя талантливым (может быть, даже гениальным?) писателем, но так и не сумевшего создать ничего сколько-нибудь значительного, может только оттолкнуть. Эротоман и садист, вернувшийся к вере в бога, утраченной в юности, в результате совершенного им убийства, которое он сам рассматривает почти как подвиг,— фигура очень скользкая. Автор отлично знает цену Стефану и показывает его в разных ракурсах, но всегда в сатирическом свете. И все же. Все же финал книги и Стефана вовсе не прост.